Благовещение Пресвятой Богородицы

ДАТЫ

7 апреля; 1 день предпразднства (с 6 апр.) и 1 день попразднства (по 8 апр.)

ИСТОРИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Сам праздник повсеместно в Церкви был установлен к VI веку, то есть к тому времени, когда, начиная с конца IV – начала V века, Рождество Христово уже праздновалось отдельно от  Богоявления, то есть Праздника Крещения Иисуса Христа от Иоанна, а не вместе, как было раньше.

Так как Рождество Христово называется в Церкви рождением Солнца Правды, а именно 24-25 декабря (6-7 января по новому стилю) начинается увеличение солнечного дня, то именно с этим событием и решили связать рождение Спасителя, потому что точную дату этого дня мы не знаем. В связи с этим Благовещение, то есть непорочное зачатие Девы Марии, отнесли за девять месяцев до Рождества Христова, которое, как раз, и выпадает на 25 марта (7 апреля). Можно сказать, что Боговоплощение произошло в соответствии с законами земного бытия, ведь все женщины в нормальных условиях рожают на девятый месяц после зачатия.

На­зва­ние празд­ни­ка ука­зы­ва­ет на ка­кое-то осо­бое, неслы­хан­ное ра­нее «ра­дост­ное из­ве­стие», про­зву­чав­шее еди­но­жды в ми­ро­вой ис­то­рии. Этим и объ­яс­ня­ет­ся от­сут­ствие у празд­ни­ка уточ­ня­ю­ще­го смысл под­за­го­лов­ка (осо­бен­но в оби­ход­ной ре­чи): про­из­но­ся од­но лишь сло­во «Бла­го­ве­ще­ние», мы не бо­им­ся быть невер­но по­ня­ты­ми, ибо «ра­дост­ных из­ве­стий» бы­ло мно­го, но Бла­го­ве­ще­ние слу­чи­лось лишь од­на­жды. Та­ким об­ра­зом, на­зва­ние празд­ни­ка «Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це» бук­валь­но озна­ча­ет: «Ра­дост­ная весть [со­об­щен­ная] Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це». Ка­кая же ра­дост­ная весть со­став­ля­ет су­ще­ство празд­ни­ка? Кто был вест­ни­ком?

Из Еван­ге­лия от Лу­ки (ибо толь­ко он опи­сы­ва­ет дан­ное со­бы­тие) мы узна­ём, что немно­гим бо­лее двух ты­сяч лет то­му на­зад в ма­лень­ком па­ле­стин­ском го­род­ке На­за­ре­те со­вер­ши­лось пре­вос­хо­дя­щее на­ше ра­зу­ме­ние со­бы­тие — при­ро­да Бо­га со­еди­ни­лась с при­ро­дой че­ло­ве­ка. Здесь жи­ла скром­ная под­дан­ная рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Ав­гу­ста, юная Ма­рия, к то­му вре­ме­ни си­ро­та. Она про­ис­хо­ди­ла из ди­на­стии ца­ря Да­ви­да, к ко­то­рой при­над­ле­жал и Иосиф, хра­ни­тель дев­ства Ма­рии, по­жи­лой вдо­вец, ко­то­ро­му Она бы­ла об­ру­че­на во ис­пол­не­ние тра­ди­ции, вос­пре­щав­шей доб­ро­де­тель­ной жен­щине оста­вать­ся оди­но­кой. Иосиф был бе­ден, ра­зу­ме­ет­ся, не афи­ши­ро­вал свое про­ис­хож­де­ние (это бы­ло смер­тель­но опас­но!) и вел жизнь про­сто­го ре­мес­лен­ни­ка.

Мож­но пред­ста­вить чув­ства юной Де­вы, Ко­то­рой, во вре­мя от­сут­ствия Иоси­фа, вдруг зри­мо пред­стал небес­ный вест­ник, ан­гел Гав­ри­ил.

«Ан­гел, вой­дя к Ней, ска­зал:
«Ра­дуй­ся, Бла­го­дат­ная! С То­бою Гос­подь!»

Но Она силь­но сму­ти­лась от его слов и ста­ла раз­ду­мы­вать, что же зна­чит та­кое при­вет­ствие. И ска­зал Ей ан­гел:

«Не стра­шись, Ма­ри­ам, 
ибо Ты об­ре­ла ми­лость у Бо­га:
и вот, Ты зач­нешь и ро­дишь Сы­на,
и на­ре­чешь Ему имя: Иисус.

И бу­дет Он ве­лик,
и на­зо­вут Его Сы­ном Все­выш­не­го.» <…>

И ска­за­ла Ма­ри­ам ан­ге­лу:
«Как же бу­дет это, ес­ли Я не знаю му­жа?»

И ан­гел ска­зал Ей в от­вет:
«Дух Свя­той сой­дет на Те­бя, 
и Си­ла Выш­не­го осе­нит Те­бя,

по­то­му Ди­тя Твое бу­дет свя­то
и на­ре­чет­ся: Сын Бо­жий."<…>

То­гда Ма­ри­ам ска­за­ла: 
«Пред то­бою ра­ба Гос­под­ня; да бу­дет со Мною, как ты ска­зал.»
И уда­лил­ся от Нее ан­гел» (Лк.1:28-32, 34-35, 38).

О со­вер­шив­шем­ся в эти мгно­ве­ния та­ин­стве труд­но го­во­рить: лю­бые сло­ва ка­жут­ся непро­сти­тель­ной дер­зо­стью. Здесь при­ста­ло толь­ко бла­го­го­вей­ное со­зер­ца­ние тай­ны: «удо­бее мол­ча­ние» (при­ли­че­ству­ет мол­ча­ние), как по­ет­ся в од­ном из бо­го­ро­дич­ных гим­нов.

По­ста­ра­ем­ся лишь по­нять: то, что за­ни­ма­ет несколь­ко строк еван­гель­ско­го по­вест­во­ва­ния, под­го­тав­ли­ва­лось всей ис­то­ри­ей вет­хо­за­вет­но­го че­ло­ве­че­ства, и в диа­ло­ге ан­ге­ла и Де­вы Ма­рии эта ис­то­рия об­ре­ла свой смысл и дол­го­ждан­ное за­вер­ше­ние. Вет­хий за­вет (что зна­чит бук­валь­но «древ­ний со­юз», «ста­рый до­го­вор») Бо­га с че­ло­ве­ком, имев­ший ха­рак­тер под­го­то­ви­тель­ный и вре­мен­ный, от­ныне сме­ня­ет­ся но­вым со­ю­зом со всем че­ло­ве­че­ством и на все вре­ме­на.

Од­ни­ми лишь сво­и­ми си­ла­ми че­ло­век не мог пре­одо­леть глу­бо­чай­шую про­пасть, раз­верз­шу­ю­ся меж­ду ним и Бо­гом, ибо страш­ный удар, со­тряс­ший его в неза­па­мят­ные вре­ме­на («гре­хо­па­де­ние пра­ро­ди­те­лей»), рас­ко­лол его свер­ху до­ни­зу: от выс­ше­го со­зна­ния до те­лес­ной при­ро­ды. Он пе­ре­стал при­над­ле­жать Сво­е­му Со­зда­те­лю, а зна­чит — и сво­е­му ра­зум­но­му «я». По­тре­бо­ва­лась встре­ча и ре­аль­ное со­еди­не­ние Бо­же­ствен­ной и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды через Бо­го­во­пло­ще­ние. Толь­ко так мог­ла быть воз­вра­ще­на в пер­во­здан­ное до­сто­ин­ство це­лост­ная при­ро­да че­ло­ве­ка. И в ли­це Ма­рии че­ло­ве­че­ство до­стиг­ло выс­шей точ­ки сво­е­го ду­хов­но-нрав­ствен­но­го раз­ви­тия и очи­ще­ния на пу­тях вос­ста­нов­ле­ния Со­ю­за с Бо­гом.

Неза­ме­чен­ным бы­ло яв­ле­ние Де­ве Ма­рии вест­ни­ка Небес, ни­кто не слы­шал про­ис­шед­ше­го меж­ду ни­ми раз­го­во­ра. Ни­чуть не из­ме­ни­лась ви­ди­мая жизнь ни в са­мом На­за­ре­те, ни тем бо­лее в гор­де­ли­вом Ри­ме по­сле ис­чез­но­ве­ния ан­ге­ла. Но как уди­ви­лись бы жи­те­ли огром­ной мно­го­языч­ной Им­пе­рии, ес­ли бы узна­ли, что имен­но в этом непри­мет­ном со­бы­тии на­шла свое оправ­да­ние и за­вер­ше­ние вся ис­то­рия че­ло­ве­че­ства от Ада­ма и что их по­том­ки ста­нут от­счи­ты­вать Но­вую эру от Дня Рож­де­ния маль­чи­ка, ко­то­ро­го окру­жа­ю­щие пре­не­бре­жи­тель­но на­зы­ва­ли «сы­ном плот­ни­ка»!

«Се­го­дня — на­ча­ло на­ше­го спа­се­ния...», — по­ет­ся за бо­го­слу­же­ни­ем празд­ни­ка Бла­го­ве­ще­ния. Про­дол­же­ни­ем его станет жизнь Бо­го­че­ло­ве­ка Иису­са Хри­ста – «Вто­ро­го Ада­ма», а за­вер­ше­ни­ем — Тай­ная ве­че­ря, Гол­го­фа, воз­глас «Со­вер­ши­лось!», нис­хож­де­ние во Ад, Три­днев­ное Вос­кре­се­ние, Воз­не­се­ние и си­де­ние «одес­ную От­ца».

БОГОСЛОВСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

– Явив, в ответ на слова Ангела, согласие стать Матерью Сына Божьего по человеческому естеству, Богородица продемонстрировала послушание Богу и послужила Божественному Домостроительству Спасения;
– в этот день, с согласия Девы Марии, Сын Божий восприял в Свою Ипостась человеческое естество (произошло сверхъестественное зачатие Господа Иисуса Христа по человеческому естеству);
– в этот день Богородица, по слову отцов, сделалась «Небом», «Раем», «Ковчегом», «Лествицей Небесной».

ИКОНОГРАФИЯ ПРАЗДНИКА

Как правило, иконы этого типа соответствуют следующим иконографическим нормам.

В центре композиции — Дева Мария, а рядом с ней вестник Божий — архангел Гавриил. Богородица часто бывает представлена сидящей. Это интерпретируется и таким образом, что в момент явления ангела Она действительно сидела (существует предание, что в тот момент она трудилась над изготовлением завесы для Храма, а согласно другому преданию, занималась чтением Писания, и именно: читала пророчество, зафиксированное в Книге пророка Исаии о том, что Дева зачнёт и родит Сына, Еммануила (Ис.7:14); иногда эти два предания объединяют и толкуют, как указывающие на два связанных хронологически события). Кроме того тем, что Она изображена сидя, подчеркивается Её превосходство над ангелом.

Образ же стоящей (перед ангелом) Богоматери подчеркивает, что Она со вниманием выслушала переданную им Благую весть.

Иногда правая ладонь Богородицы бывает изображена развернутой в сторону ангела или (и) несколько вверх — знак внимания и послушания Богу, знак готовности к восприятию Божественной благодати. На некоторых иконах правая рука Божьей Матери прижата к груди (при этом голова Её бывает наклонена) — символ смиренного принятия Благой вести.

Мимика Пресвятой Богородицы, воспроизведенная на разных иконах, может выражать различные чувства: смущение (Лк.1:34), согласие исполнить волю Божью (Лк.1:38) и пр.

Взгляды ангела и Девы Марии могут быть обращены друг на друга, а могут быть направлены вверх (на Небо, к Богу).

В верхней части иконы бывает изображен луч, изливающийся из небесной сферы, расходящийся книзу на три луча. В данном случае этот глубокий образ символизирует особое Божественное действие: то действие, благодаря которому, с одной стороны, Дева Мария была очищена, сделавшись из чистой — Пречистой, подготовлена к чрезвычайной миссии — стать и быть Матерью Бога по человеческому естеству, а с другой стороны, благодаря которому произошло сверхъестественное зачатие, воплощение Сына Божьего, восприятие в Его предвечную Ипостась человеческого естества (Лк.1:35). Иногда в месте перехода единого луча в тройственный изображается небольшая сфера, внутри которой — голубь — символ Святого Духа; впрочем, на многих иконах такая сфера отсутствует.

Архитектурные образы, присутствующие на иконах Благовещения, символизируют место, где произошла встреча Богородицы с ангелом (покров, натянутый между строениями, в этом варианте может интерпретироваться как знак того, что действие происходит внутри помещения, и кроме того может указывать на Божественный благодатный покров) и иные городские постройки, а в духовном смысле указывают на Горний Иерусалим, научая нас, что спасение достижимо через веру в Бога, в Иисуса Христа как Спасителя, через послушание Богу.

Печать

Вопрос настоятелю

Здравствуйте, Отец Павел могли бы мне разъяснить одну вещь. Получается образ любимой девушки которая не отвечает мне взаимностью это и ...
Здравствуйте, Отец Павел подскажите пожалуйста в идеале прихожанин должен отлично знать текст Божественной литургии и синхронно ее чит...
СМОЛЕНСКИЙ СОБОР
308600, г. Белгород 
Гражданский проспект, 50 
тел.: +7 (4722) 277-654, 257-330
email: smsobor@mail.ru